Юрий ГРИДЖАН – Про Арсена Найдёнова, Леонида Буряка и шахматы вслепую

Футбол
Юрий ГРИДЖАН – Про Арсена Найдёнова, Леонида Буряка и шахматы вслепую
80-е годы. Юрий ГРИДЖАН (в центре) в матче "Кайрата" с московским "Динамо". Фото Дендербая ЕГИЗОВА

Известный кайратовец 80-х сегодня тренирует детей в одной из спортивных школ Алматы. «Худо у нас с резервом, – сказал как-то Юра. – Летом наплыв, а зимой дети отсиживаются дома. Хотя условия есть. Только занимайся». Вообще, он интересный собеседник. Не раз мы вспоминали его биографию. А этот разговор состоялся у него дома за чашкой чая.

КАК ЖУЙКОВ «ШАХТЁР» НАПРОРОЧИЛ

– Юрий, вы в детстве мечтали играть за «Кайрат»?

– Совру, если так скажу. Я мечтал о «Шахтёре», потому что детские годы провёл в Караганде. Как и отец, работавший на шахте, болел за горняков. Помню, в чемпионате города, а я тогда играл за заводскую команду «Литейщик», из-под самого Александра Жуйкова, бывшего кайратовца, гол забил. Он тогда заканчивал карьеру в «Шахтёре». Как сейчас, помню слова Николаевича: «Ты, парень, точно будешь в «Шахтёре» играть». Буквально через несколько дней Чудинов, мой первый детский тренер, пригласил меня на УТС горняков. А возглавлял тогда команду уроженец Алма-Аты Арсен Найдёнов. В 91-м он станет заслуженным тренером РСФСР. Помните его шутку «Судья сломал нам игру – пятый и седьмой голы были забиты из офсайда»? Словом, при нём потихоньку стал выходить на замену. Но Леонид Остроушко, сменивший Найдёнова и Анатолия Крутикова (того самого, чемпиона Европы 1960 года) привёз с собой десять футболистов из Алма-Аты. Многие тогда покинули «Шахтёр».

КАК ШАХМАТЫ ПОМОГЛИ В СПОРТРОТУ ПОПАСТЬ

– Что было дальше?

– Отправился в «Булат» (Темиртау). Оттуда призвали в армию. Служил в Дальневосточном военном округе. На чемпионате дивизии по шахматам обыграл всех, и меня зачислили в спортроту. А потом самостоятельно отыскал футбольную команду СКА в Хабаровске и напросился на просмотр. После первой же тренировочной игры наставник армейцев Леонид Назаренко (позже он выведет «Иртыш» в полуфинал Кубка чемпионов Азии) сказал: «Давай свои данные, вызов сделаем». Так я оказался в СКА. Отыграл сезон, и закончился срок моей службы. После демобилизации приехал в Кустанай, в «Энергетик». Сыграл несколько игр, и меня пригласили в «Кайрат».

Даже не раздумывал. Зарплата вдвое меньше, но играть в высшей лиге куда интереснее. К тому же многих ребят знал лично. С Вахидом Масудовым и Антоном Шохом пересекались в юношеских сборных Казахстана, с Сергеем Климовым и Сергеем Сорокиным играли за «Булат», а ещё один Сергей, Ледовских, был моим старшим товарищем по «Шахтёру». Тимур Сегизбаев и Евгений Кузнецов, работавшие с командой, после двух в дубле перевели меня в основу.

КАК БУРЯК ВСЮ ИГРУ ПРОСТОЯЛ

– Первый матч в основном составе помните?

– С харьковским «Металлистом» играли, опекал Лёню Буряка. Потом мне сказали, что я наглухо его закрыл. А мне показалось – Буряк всю игру простоял и не пытался даже обострять игру. В единичных моментах, когда мяч оказывался у него, я старался сыграть как можно надежнее.

– Это было в памятном для всех 1986 году, когда алма-атинский клуб единственный раз в истории стал седьмым в чемпионате СССР. Могла ли команда подняться выше?

– На строчку-две – могли, наверное. Где-то фарта не хватило, где-то сами упускали реальные возможности взять очки. Та команда была дружной и по составу ровной. К тому же футболисты подобрались практически одного возраста. Считаю, наша средняя линия была лучшей в Союзе.

КАК БЫЛА УСТРОЕНА СРЕДНЯЯ ЛИНИЯ «КАЙРАТА»

– Назовёте игроков средней линии?

– Пахарь Сергей Ледовских, действовавший на правом фланге, был малозаметен, но играл надежно и эффективно. Как и Фанас Салимов. Фантик (так звали Салимова в команде) успевал отрабатывать и впереди, и сзади. Его рывки по левому краю доставляли немало неприятностей соперникам. Не случайно, он был на заметке у тренеров сборной СССР. Фанас играл на одном краю с защитником Женей Яровенко. Когда оборонец подключался к атаке, Фанас занимал его позицию и действовал не хуже других защитников. В центре, в качестве стопперов, могли сыграть Володя Никитенко и Дмитрий Огай. Под нападающим – Сергей Волгин и Вахид Масудов. А впереди выделялся Грек – Евстафий Пехлеваниди. Ему, конечно, не хватало партнёра по атаке. Такого, как Серёга Стукашов, который к тому времени уехал в московское «Динамо».

– Но ведь был Карачун, который показывал иногда потрясающую игру?

– Виктору не хватало стабильности, хотя отдельные матчи он проводил очень прилично. Забивал решающие голы.

– Ещё какие факторы помешали «Кайрату» подняться выше?

– Нестабильность состава обороны. Яровенко даже не обсуждается. Он в Союзе был одним из лучших, и по праву позже стал привлекаться в состав сборной СССР. Надёжно играл Борис Джуманов, но его постоянно преследовали травмы. В оборонительной линии часто менялись игроки: то Алимжон Рафиков, то Турлыбек Батырбеков, то Сергей Кулинич, то я выходили на поле. Отсутствие сыгранности не позволяло стабильно играть сзади. А вот появление в составе «Кайрата» молодого Сергея Тимофеева – момент знаковый. Это защитник от бога,

КАК ПЕХЛЕВАНИДИ ЗА БИЧА ПРИНЯЛИ

– Какие-то смешные истории из жизни «Кайрата» запомнились?

– Их было немало. Ну, к примеру, вот эта. У Пехлеваниди родилась дочь. Поэтому в Ригу мы отправились без него. Он должен был из Чимкента долететь до Москвы, а оттуда прилететь в Прибалтику. Мы всей командой на автобусе поехали его встречать. Сидим, ждём. Вдруг появляется Пеха: небритый, немытый. Масудов водителю говорит: «Не пускай бича в кабину. Он сейчас проситься будет к нам». Шофёр, не зная в лицо Пехлеваниди, говорит тому: «Ты кто? Проваливай отсюда». И грудью заслоняет дверь. Пеха кричит: «Я же футболист, я Пехлеваниди». Все, кто был в автобусе, со смеху попадали. А Ваха опять водителю: «Не пускай его...». Потом мы долго эту историю вспоминали.

– В начале разговора вы говорили, что здорово играли в шахматы. А были достойные соперники среди футболистов?

– Мы иногда играли на базе. Однажды на спор играл против нескольких человек, вслепую. Я стоял на балконе, а мне называли ход. Я отвечал, чтобы передвинули такую-то фигуру туда-то. В какой-то момент обнаружил, что ребята дали маху с ходом. Я им говорю: «Пойдёте так, будет шах, пойдете по-другому – будет мат». Они сдались.

КАК В 29 ЛЕТ ЗАВЕРШИТЬ КАРЬЕРУ ФУТБОЛИСТА

– Почему вы так рано закончили карьеру в «Кайрате»?

– Ушёл сам. Обидно было, что машину не дали. Мог бы ещё поиграть. Молодой был, неопытный. В «Трактор» (Павлодар) подался. Хотя после «Кайрата» звали и в Чимкент, и в Целиноград. В первой же игре нога «ушла». Только услышал хруст. Перенёс четыре операции на колене. Врач, который оперировал, так и сказал: «Если не хочешь без ног остаться – завязывай с футболом». В 29 лет завершил карьеру футболиста. Нога до сих пор беспокоит. Но с футболом не закончил. Тренирую детишек и получаю от этого большое удовольствие.

Авторы: Алим АНАПЬЯНОВ

Тегтер: КайратШахтёрЕвстафий ПехлеванидиЕвгений ЯровенкоТимур СегизбаевСергей ТимофеевВахид МасудовЛеонид ОстроушкоФанас СалимовЕвгений КузнецовЛеонид БурякБулатВиктор КарачунЮрий ГриджанАрсен НайдёновСКА ХабаровскАнатолий Крутиков

Кері қайту